Бакинские армянки Петах-Тиква знакомства

Учитывая тот несомненный факт, что каждый из типов коммуникации имеет собственные постоянные и переменные ве- личины, необходимо признать увеличение переменности в наших интервью: информанты пытались осмыслить прошлое, вводя но- вый код, и одновременно передавали эту информацию интер- вьюеру. Константами оказывались язык, русский или иврит, а так- же фоновые знания о реалиях советского прошлого и израильского настоящего, преломленные в жизни иммигрантской общины.

Архив блога

Спе- циалисты по проблемам коммуникации знают о неоднозначности речевого высказывания и подчеркивают важность понимания его контекста, того, что люди обычно говорят в той или иной ситуации, для понимания сказанного Сколлон и Сколлон Форму- лируя вопросы и трактуя услышанное, мы опирались как на знание языка и особенностей его употребления, так и на наше понимание мира, сформированное в тех же условиях, что и мировоззрение информантов.

Вопросы к интервью не были ни стандартизированы, ни заго- товлены заранее. Некоторым информантам требовалась помощь в виде вопросов, другие в них не нуждались, самостоятельно кон- тролируя ситуацию, что, по определению Берто, характерно для хорошего интервью с рассказом о жизни Берто Данная тематика частично совпадает с рекомендациями по проведению полевой работы, предложенными Линдой Дег в ее неопубликованном «Ру- ководстве по собиранию этнического фольклора и этнической культуры» и процитированными Киршенблатт-Гимблетт Киршенб- латт-Гимблетт Кроме того, некоторые темы возникали спонтанно, и мы, видя их значимость для информантов, включали их в дальнейшие интервью, как это, например, произошло с темой о месте Израиля между Западом и Востоком.

Свободные интервью позволяют интервьюеру гибко реагировать на возникающие ситуа- ции и личные особенности информанта. Задавая вопросы, важные для конкретного человека, легче установить личный контакт и вы- звать собеседника на откровенность Паттон ; Панч Помимо мотивного анализа интервью, мы изучали использо- вание образных ассоциаций и посылок причинно-следственного характера, объясняющих позицию информантов, как это советуют Тэйлор и Визерелль Тэйлор и Визерелль Отметим, что повторение этих ассоциаций и посылок у разных информантов, сближает личные рассказы с традиционными фольклорными тек- стами Райс 24—25 и свидетельствует о наличии общих для данной группы мыслительных категорий.

В большинстве случаев мы остерегались спорить с информан- тами, особенно, когда они затрагивали политические темы. Вместо этого мы просили уточнить позицию, что, приходится признать, уже само по себе иногда воспринималось как несогласие.


  • Великие евреи. прославленных имен.
  • Русская улица в еврейской стране: Исследование фольклора эмигрантов 1990-х в Израиле. в 2-х томах.?
  • реальные онлайн знакомства Бат-Ям!
  • клуб где можно познакомиться Модиин-Маккабим-Реут?
  • Модиин-Маккабим-Реут би пары знакомства частные.

В этих слу- чаях информанты выдвигали дополнительные аргументы в защиту своих взглядов или спешили от них отказаться, что мы, как прави- ло, фиксировали в этнографическом дневнике или на кассете по окончании интервью. Мы старались не прерывать информантов, используя «технику пылесоса» Гольдштейн — , что порой приводило к отклонению от темы эмиграции.

В результате в нашем корпусе появились рассказы о еврейской катастрофе в период Великой Отечественной войны, о «добровольном труде» в период освоения целины и многочисленные воспоминания детства. Большинство этих рассказов остались за рамками данного исследования, но мы надеемся использовать их в своей дальнейшей работе.

Выбор «техники пылесоса» в ущерб строго направленному сбору мате- риала Паттон ; Розен был обусловлен рядом факторов, а именно уважением к информантам, боязнью упустить интересный материал и отсутствием предварительных теоретиче- ских посылок. Мы согласны с Аткинсоном, предостерегающим тех, кто занимается качественными исследованиями в целом, и анали- зом личных рассказов в частности, от использования готовых тео- ретических схем.

Как мы уже отметили выше, помимо авторов, в сборе материа- ла приняли участие семь студенток Хайфского университета, а следовательно, возникает необходимость анализа фольклорных групп и степени включенности в них интервьюера. Фольклорные группы и роли исследователя Термин «фольклорная группа» напрямую связан с понятием «народ» англ. Дандес применяет его к любой группе людей, имеющей, по крайней мере, одну общую черту, будь то язык, религия или профессия и, что особенно важно, создавшей какие-либо собственные традиции Дандес 2. Брюнванд и Сталь отмечают гибкость понятия фольклорная группа, подчерки- вая включенность людей в несколько групп одновременно, что ве- дет к трансмиссии внутригруппового фольклора Брюнванд 21—22; Сталь Поскольку и авторы, и пять студенток являются эмигрантами х из бывшего СССР, мы естественным образом входим в группу русскоговорящих израильтян.

Кроме того, студентки, как и большинство их информантов, — это молодежь, характеризующая- ся однотипным словоупотреблением и общим фольклором. Иври- тоговорящая студентка и школьная учительница Ханни Манхейм предпочла интервьюировать коллег. Наконец, специального ком- ментария требует специфика отношений с информантами Кристи- ны Барзахьян. Ее курсовая работа была посвяще- на израильским армянам. Двое других информантов ока- зались эмигрантами х из постсоветской Армении, оба сме- шанного армянско-еврейского происхождения. Несмотря на то, что Кристина, как и двое из ее информантов, внучка армянского бе- женца, она чувствовала себя чужаком по отношению ко всем чет- верым.

Выросшая в ассимилированной арабско-армянской семье, она совершенно не знает армянского языка и лишь поверхностно знакома с историей и культурой Армении. Восемь наших информантов — горские евреи, четверых из ко- торых интервьюировала горская еврейка Лаура Абрамов, а ос- тальных — Лариса Фиалкова и Алина Санина.

Рассказы о внутри- групповых традициях по-разному воспринимались Лаурой и Лари- сой интервью, записанное Алиной, вообще не касалось культур- ной специфики группы. В современных этнографии и фольклори- стике большое внимание уделяется анализу роли исследователя по отношению к изучаемой группе как чужака, базирующегося на наблюдении со стороны, или как ее равноправного участника.

Чем больше дистанция, отделяющая исследователя от информантов, тем выше вероятность конфликтов, тем чаще возникает потреб- ность в уточнениях. Ученому, наблюдающему информантов со стороны, легко задавать вопросы, но трудно интерпретировать ответы, а его коллеге, включенному в группу, наоборот, понимание ответов дается легче, чем формулировка вопросов Голанова ; Джорджес и Джонс Помимо прямого интер- вьюирования и включенного наблюдения, ученый, исследующий собственную группу, использует также технику самонаблюдения, имеющую большое значение в социологии и фольклористике ср.

Адлер и Адлер —; Вильсон ; Фиалкова В начале проекта мы приняли решение не интервьюировать ни себя, ни студентов, помогавших нам в работе, из опасения, что знакомство со специальной литературой окажет влияние на рас- сказчиков. Мы не стыдимся этих рассказов и не боимся быть узнан- ными.

Великие евреи. 100 прославленных имен

В ИАФР они значатся под подлинными именами, но в книге приведены под псевдонимами: в роли рассказчиков мы не отлича- емся от остальных информантов и, как и они, сохраняем аноним- ность. Даже в тех случаях, когда интервьюер — полноправный член изучаемой группы, ситуация интервью изначально двойственна. С одной стороны, интервьюер — официальное лицо, представитель истеблишмента см. Насторожен- ность, нередкая в начале встречи, как правило, исчезает уже после первых понимающих реплик интервьюера или его личных расска- зов, трансформирующих официальную, а значит, неприятную, встречу в дружескую беседу.

Экстремальное знакомство в Баку)

Социологические, антропологические и фольклористские ис- следования всегда являются испытанием объективности ученых. Проведение полевой работы в собственной группе чревато под- водными камнями в виде предубеждений, общих для всех участни- ков проекта. Мы всячески стремились быть непредвзятыми, но анализ транскриптов свидетельствует о том, что некоторые наши вопросы и реплики воспроизводили стереотипы, характерные для изучаемой группы.

Вместе с тем, и изучение группы, отличной от собственной, отнюдь не гарантирует объективности. Во-первых, интервьюер нередко трактует полученные ответы, исходя из норм и ценностей собственной культуры. Во-вторых, объективность па- дает, когда в изучаемой группе видят реальную или воображаемую угрозу своему образу жизни или жизни родных и друзей Миллер В контексте израильского общества тип субъективности зависит, в частности, от того, религиозен ли исследователь, сио- нист ли он, еврей или араб. Таким образом, приходится признать, что полная объективность, как и идеальный газ, существует только в теории, а исследователю остается лишь осознать этот факт и приложить максимум усилий для его нейтрализации.

Виктором Шкловским и построенный на де- автоматизации знакомых явлений Шкловский При изучении эмигрантских групп типичны три основные ситуа- ции: 1 информанты охотнее общаются с интервьюерами, с кото- рыми их сближают расовые и этнические характеристики; 2 пред- почитают общаться с аутсайдером; 3 для ряда эмигрантских групп национальность и цвет кожи интервьюера имеют подчиненное значение, а на первый план выступают его возраст, пол или иные критерии Ганс 85— Российскому читателю, знакомому с историей репрессий и связанных с ними страхов, понятно, что в силу исторических причин наши информанты к «чужаку» относятся настороженно и легче раскрываются при общении со «своими», то есть с теми, кто говорит с ними на одном языке в прямом и пере- носном смысле слова.

Этика в исследовании личных рассказов Проблемы этики в качественных исследованиях, давно обсуждае- мые на Западе, относительно недавно стали частью российского на- учного дискурса. Чрезвычайно интересна в этом плане работа А. Пан- ченко, проанализировавшего историю вопроса применительно к фольклористике.

С его точки зрения, всякая полевая работа является эксплуататорской в своей основе, потому что ведет к присвоению ис- следователем символических ценностей Панченко 9. Изуче- ние личных рассказов, связанное с проникновением во внутренний мир человека, обостряет этическую проблему как никогда и ставит на повестку дня вопрос об ответственности исследователя перед информантами. И тема эта вновь возвращает нас к вопросу о псев- донимах, рассмотренному в начале главы. Нам знакомы замечательные исследования личных рассказов, где имена информантов были сохранены например, Разумова Более того, иногда информанты настаивают на публикации имен, особенно в тех случаях, когда исследование инициировано и опла- чено ими Розен И все же, многие информанты, даже не склонные к стеснительности, по-советски не доверяют властям и озабочены тем, чтобы откровенность не обернулась помехой их благополучию в новой стране.

И лишь обещание анонимности раз- рушало барьер. Другая этическая проблема, стоявшая перед нами, состояла в том, что многие информанты, видя в нас «своих», приписывали нам и собственную идеологическую позицию. Как уже говорилось, мы избегали споров с информантами и не обнародовали свои по- литические взгляды. С подобной ситуацией столкнулся израиль- ский антрополог, Дан Рабиновиц, изучавший еврейско-арабские отношения в Назарете и Верхнем Назарете.

Еврейские респонден- ты изначально предполагали, что он, молодой мужчина-еврей, поддерживает политику «евреизации» Галилеи, а те немногие, кто знал о сути проекта и о сочувствии Рабиновица к арабам, видели в нем отщепенца Рабиновиц 21—22, — Эмигрантки, изучающие выходцев из бывшего СССР, мы оказались в промежу- точном положении между израильским истеблишментом и общи- ной: солидарность осложнялась настороженностью, когда в нас видели представителей «властей».

Несколько человек отказались от интервью, узнав, что оно будет записано на магнитофон, другие просили выключить запись, когда разговор заходил о сугубо ин- тимных делах или, когда собственные ответы казались им идеоло- гически невыдержанными. Один информант, бывший преподава- тель марксизма-ленинизма Исаак Ш. Когда мы выполнили его просьбу, он восклик- нул: «Хоть сейчас на радио Рэка!

Другая информантка Наталья З. Требование ответственности перед информантами становится особенно болезненным, когда они рассказывают о нарушениях законности и моральных норм, принятых в данном обществе см. Миллер В нашем корпусе есть несколько рассказов о взятках, обмане и подделке документов, но, к счастью, нет инфор- мации, угрожающей жизни и собственности третьих лиц. Как из- вестно, понятия закон и мораль разведены в русской культуре, причем справедливость важнее истины Лебедева — В законе часто видят инструмент подавления человека государст- вом, а нарушение закона в подобных случаях считают нравствен- ным и правильным.

Изучая разговорные жанры в постперестроеч- ной России, Райс выделила среди них «рассказы о мужских шало- стях» Райс, 65— Рассказы этого типа можно подразде- лить на две подгруппы: истории о «гусарстве» и истории о плутов- стве. Думается, что истории о шалостях — это жанр популярный не только в мужском, но и в женском дискурсе при несомненном раз- личии сюжетов.

Великие евреи. 100 прославленных имен

В то время как мужчины бахвалятся победами в драках, питейными достижениями и успехами у прекрасного пола, женщины повествуют о соблазнении, покорении и обмане мужчин, свекровей или невесток. Кроме того, и те и другие охотно расска- зывают о победах над всесильной «системой», связанных с нару- шением законности.

В рассказах об эмиграции особо заметны ис- тории о подделке документов, нарушении таможенных правил и об отъезде без разрешения близких родственников, то есть рассказы о плутовстве. Так, например, мы записали несколько рассказов ма- терей-одиночек о вывозе детей без разрешения бывших мужей, что является нарушением и по израильским законам, но только до достижения ребенком ти лет. Обман был единственным средст- вом спасения пленницы, а значит, морально оправдан.

Великие евреи. прославленных имен - Ирина Мудрова

Безуслов- но, в ряде случаев дело обстояло именно так, а в других — любя- щие отцы оказывались жертвами. Приведем типичный пример: Юлия Х. Думала, хотела ехать. А муж не подпи- сал. Интервьюер: Разрешение… Юлия: Не подписал разрешение. Интервьюер: Вы уже были в разводе? Юлия: Я давно в разводе. Очень давно. Я, это самое, конечно, из-за ребенка никуда не уехала, всё. И когда я уже стала опытная преподавательница, имела вес, у меня в классе были дети судьи, дети адвокатов, дети учителей всех школ по моей параллели только у меня и были.

Я — сильный педагог. И уже у меня связи, всё. И я нашла нотариуса, ко- торый помог мне. Я прямо подошла, ему сказала: «Смотри, мое положение вот так, вот так, вот так. Если Вы мне сде- лаете, между нами, никто знать не будет, я дам столько-то денег». Тысяча рублей — тогда были большие деньги. Это очень большие деньги были.

Архив блога

Это десять, можно сказать, десять или восемь-девять зарплат. Он говорит: «А если ты уедешь, он мне не будет проблемы делать? Все проблемы со мной. Если я уеду Он согласил- ся. Похожая история произошла и с Зиной Б. Две другие информантки, Екатерина Б. В наших этнографи- ческих дневниках есть и рассказы двух эмигранток Екатерины Р. Вторая тема рассказов о плутовстве связана с обманом совет- ской таможни, а именно, с вывозом картин, драгоценностей и лич- ных коллекций.

Правила, ограничивающие ввоз и вывоз, сущест- вуют в каждой стране и нередко воспринимаются как несправед- ливые. Для эмигрантов запрет на вывоз вещей, многие из которых например, книги, изданные до г. Неподчинение насилию считалось достойным одобрения. И, наконец, самые щекотливые рассказы о плутовстве касают- ся регистрации национальности, как в СССР, так и в Израиле.